ИСКУССТВО ВЕЗДЕ

«…Мне всегда была интересна история средневековой Руси. Но потом у меня возник интерес к чуть более позднему времени» – рассказывает Светлана Липатова. Мы решили узнать поподробнее о самой Светлане и ее работе. Ведь музей имени Андрея Рублёва в Москве, где она работает – уникальный, единственный в мире.

Светлана Липатова

– Светлана, можно ли вас назвать узкопрофильным специалистом?

 

– Узкопрофильный специалист – довольно интересное понятие, потому что одно дело – редкая профессия, другое, – что, выбирая ее, люди потом по роду занятий делятся на еще более узкие области. Искусствовед – это редкая профессия, но при этом почти в каждом гуманитарном вузе есть такая специальность, и каждый год оттуда выпускается большое количество студентов. Каждый выбирает, на чем он будет специализироваться. Кто-то выбирает для себя современное искусство, кто-то выбирает искусство Германии определенного периода, а мне всегда была интересна история древней Руси. Но потом у меня возник интерес к чуть более позднему времени, эпохе конца XVII века, времени правления Алексея Михайловича, после него, и его сына Петра Великого. Потом я увлеклась монументальной живописью – это церковные фрески петровского времени, то есть конца 17 – первой четверти 18 века.

Лекция Светланы Липатовой о христианской иконографии в выставочном зале «Родина»

– Знаете ли вы, что выбирают современные студенты?

 

– Студенты, которые приходят на факультет истории искусства, возможно, приходят туда изучать что-то современное, сейчас все очень быстро развивается. Я училась в Российском государственном гуманитарном университете – РГГУ – и тогда не было столько мультимедиа, не было столько способов коммуникации со зрителем, которые есть сейчас, не было такого большого количества новых направлений. Например, в музеях не было отделов цифровых технологий, где нужны специалисты, знающие в них толк. Но сейчас такие отделы есть, например, в Государственном музее изобразительных искусств им. Пушкина появился целый департамент с заместителем директора по IT во главе, которому подчиняются отделы мультимедийных технологий и электронных ресурсов. Они хранят нематериальные памятники современного искусства, инсталляции, сделанные с помощью мультимедиа, фильмы, и много чего еще. Еще 20 лет назад, когда я думала, кем мне быть, это было даже невозможно представить.

Российский государственный гуманитарный университет» (РГГУ)

– Какую бы специализацию вы бы выбрали, если бы шли учиться сейчас?

 

– Эту же. Я довольно долгое время занималась именно своей научной темой, то есть монументальной живописью петровского времени, работая в музее им. Андрея Рублева в отделе темперной живописи. Получилось так, что моя тема – это те памятники, которые переместить с место на место нельзя. Фрески – это те памятники, к которым нужно ехать: в Новгород, в Александро-Свирский монастырь, смотреть ярославские росписи. Я ездила и смотрела их, иногда в процессе реставрации, но при этом работала и с иконами в музее. То есть получилось так, что на протяжении многих лет мне удавалось это совмещать. Позже в музее появились современные отделы – отделы маркетинга и связи с общественностью, в работе которых я теперь принимаю участие. Хочется, имея опыт, рассказать, чем занимается музей, выстраивать коммуникацию с посетителями. А рассказывая конкретно о какой-либо выставке, не потерять при этом ее сути. Ведь важно не только уметь рассказать, почему стоит посетить эту выставку, но и самому понимать, что она собой представляет, и что мы хотим донести посетителям. Вот это направление деятельности мне тоже интересно.

 


 

– Что лучше для молодых специалистов – быть специалистом широкого профиля или узкого?

 

– Для молодых специалистов главное пробовать и быть мобильным. Сейчас огромное количество возможностей, гораздо больше, чем в то время, когда училась я. Потому что мы постоянно сидели в библиотеках, мы занимались очень рутинной работой по поиску иллюстраций к семинарам, потому что далеко не все было опубликовано. Сейчас гораздо больше изобразительного материала можно найти благодаря развитию интернет технологий и коммуникаций, которые помогают удаленно получать информацию. Ну и, конечно же, нужно путешествовать. Иногда сложно сразу представить, что станет делом твоей жизни, но если ты хотя бы выбрал направление и пробуешь разное, ты мобилен, много читаешь, много путешествуешь, много общаешься – то все получится.

Лекция Светланы Липатовой «Образы Христа и богоматери» в выставочном зале «Родина»

– Где учиться на искусствоведа?

 

– Почти в любом гуманитарном вузе есть направление истории искусств. Очень известен исторический факультет МГУ, где всегда преподавание на отделении истории искусств на высшем уровне. Там работают выдающиеся ученые, и студенты напрямую получают знания от академических ученых. В моем университете были хорошие возможности в плане учебы и выбора. Моя однокурсница выбрала как направление японское искусство, другой однокурсник очень интересовался историей кино – и по всему этому были спецкурсы.

 


 

– Узкому специалисту сложнее найти себе работу?

 

– И да, и нет. Если узкопрофильный специалист востребован где-либо, то естественно он будет нужен. И если ты молодой специалист, уже достигший чего-нибудь, и чуть ли не единственный в этой области, то тебе будет легко найти работу. Мне кажется, что очень часто, специалист востребован, но он об этом не знает. Или он может быть востребован в другом городе, опять же – все зависит от мобильности. Сейчас просто масса возможностей найти работу в другом городе, все зависит от того, готов ли ты к этому.

 


 

– Много специалистов в Росси и мире, которые занимаются той же специальностью, что и вы?

 

– Везде, где есть собрания древнерусской живописи, икон, церковного искусства, везде есть специалисты, и в каждом музее, где есть такое собрание, их иногда не один и не два. Крупных собраний много, не только в Москве. Да, музей им. Андрея Рублева довольно уникальная институция, потому что это единственный специализированный государственный музей, который занимается изучением церковного искусства.

Центральный музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева

При этом он имеет очень большую историю – в декабре 2017 года он отпраздновал свое 70-тилетие, так как был создан в 1947 году. Тогда, после войны, все понимали, что нужно сохранять национальное наследие. И удалось добиться того, что такой музей был создан в стенах, оставшихся от Спасо-Андроникова монастыря.

Реставрация Спасского собора Андроникова монастыря.

Фото с сайта https://www.rublev-museum.ru

Здания были просто в ужасном состоянии, ни икон, ни древних рукописей там не осталось. И все сотрудники по крупицам собирали коллекцию, которую могли бы показывать в будущем музее.

Постановление о создании музея имени Андрея Рублева. Фото 1960 года.

Фото с сайта https://www.rublev-museum.ru

Десятилетиями шла эта работа, и теперь в нашем музее очень много узких специалистов, которые занимаются церковным декоративно-прикладным искусством, памятниками 18 века, старообрядческим искусством 19 века, и так далее. Все зависит от музея и от коллекции. Мы все встречаемся на конференциях, обсуждаем волнующие нас вопросы. Обязательно нужно встречаться и общаться с коллегами, и если мы говорим про молодых специалистов, то им обязательно нужно найти круг единомышленников, ездить на стажировки, чтобы общаться, обмениваться опытом и учиться у других – так ты узнаешь гораздо больше.

 


 

– А где можно работать искусствоведу?

 

– Все зависит от того, какой областью в искусствознании человек занимается. Если человек интересуется театром, сценографией – это одно, если архитектурой – это совершенно другое, потому что область применения этих знаний очень широка. Специалисты в архитектуре тоже очень востребованы, всегда. Если человек занимается историей кино как визуального искусства, то это, как и театр, довольно узкая и специфическая вещь. А искусствоведы, которые занимаются изобразительным искусством, изучают классическую и европейскую живопись, например, наверное хотят работать в музее – это первое, что приходит в голову, но музеи-то сейчас очень разные, и они развиваются! Есть частные, есть государственные, есть галереи, антикварный бизнес, есть возможность, не работая на постоянной основе в каком-то отдельно взятом месте, делать кураторские проекты, и вообще заниматься проектной деятельностью с привлечением других специалистов. Или кто-то выбирает для себя сугубо научную направленность, – можно преподавать, можно заниматься чистой наукой, садиться писать кандидатскую, а можно заниматься книгоизданием и интернет проектами, приложениями, сайтами.

 


 

– Как часто вы проводите обучающие лекции и семинары?

 

– То, что я нахожусь здесь – это полностью заслуга директора выставочного зала «Родина» Натальи Гончаренко – она давно просила меня приехать в Белгород, и что-то вот такое интересное рассказать. А в Москве, в музее им. Андрея Рублева работает лекторий, где работает много специалистов, там я буду читать лекции в январе, но не обучающие, а просветительского характера. К сожалению, времени заниматься такой чисто просветительской деятельностью очень мало.

 


 

– Какие искусствоведческие специальности будут востребованы в будущем?

 

– Время покажет. Еще давно, когда моя мама узнала, куда я буду поступать, она сказала, что я нигде не найду работу. И я не могла ей ничего ответить, но была точно уверена в своем выборе, что хочу заниматься древнерусским искусством. Уже потом, по окончании университета я поняла, что хочу работать именно в музее. Я принимала решения постепенно, но понимала, что именно с этой профессией я хочу прожить всю свою жизнь, а вот что сложилось из этого – мне жизнь и показывает.

 

 

 

 

Беседовала Анастасия Арчибасова.

МУНИЦИПАЛЬНОЕ  БЮДЖЕТНОЕ  УЧРЕЖДЕНИЕ  КУЛЬТУРЫ  "ВЫСТАВОЧНЫЙ  ЗАЛ  "РОДИНА"        © 2017
Статистика
Карта сайта
Яндекс.Метрика